?

Log in

No account? Create an account
"The Cuckoo's Calling" - такая классная штука все-таки. Там есть чудесное ощущение отлично сделанного сюжета: когда каждое висящее на стене ружье выстреливает, грубо говоря. И еще там чудесный язык, одновременно простой и классически старомодный, и в результате читать - одно удовольствие. А ещё, ещё там отлично передано ощущение "Всегда, всему я здесь я была чужая". Когда, даже если все вроде как идет не так уж плохо, ты не можешь никуда влиться до конца и будешь чувствовать себя немножко чужим в любой обстановке - даже если обстановка тебе очень нравится (я про Страйка и армию). Мне кажется, это чувство очень сложно правильно передать, оно тонкое и почти незаметное. И ещё мне кажется, что это чувство знакомо каждому человеку.

Перебор

Смотрю всякие материалы для учителей английского. Нашла задание для разговорной практики - студенты должны принять решение, как они поступят в сложной ситуации. Вот одна ситуация.

You are a very skilled doctor with five dying patients, each of whom needs a different organ in order to live. Unfortunately, there are no organs available to perform any of the transplants. It just so happens that you have a sixth dying patient, suffering from a fatal illness, who will die sooner than the other five if not treated. If this sixth patient dies, you will be able to use his organs to save the five other patients. However, you have a medicine you can give to this sixth patient that will cure his illness and he won’t die. Would you: a: Wait for the patient to die and then harvest his organs or b: Save the patient even though the other patients won’t get organs.

Мне кажется, обсуждать такую ситуацию - это чересчур с этической точки зрения. Или нет? :D

Умберто Эко

"В самом начале я хотел бы вспомнить Итало Кальвино, которого восемь лет назад тоже пригласили прочесть шесть Нортоновских лекций, но он успел подготовить только пять из них до своей кончины. Я вспоминаю его сейчас не только потому, что он был моим другом, но и потому, что он написал «Если однажды зимней ночью путник» — роман, где речь идет о роли читателя в повествовании, а мои лекции в значительной степени будут посвящены как раз этому предмету.

В том же году, когда книга Кальвино вышла в Италии, была опубликована и одна из моих книг, «Lector in fabula», которая лишь отчасти совпадает со своим англоязычным вариантом, «Роль читателя». Английское и итальянское названия этой работы отличаются потому, что если итальянское (вернее, латинское) заглавие переводить дословно, получится «Читатель в сказке» — что бессмысленно. Итальянское выражение «lupus in fabula» можно перевести как «легок на помине» — его употребляют, когда внезапно появляется человек, о котором только что шла речь. Однако вместо фигурирующего в итальянской идиоме волка (lupus) — персонажа всех фольклорных сказок — я подставляю читателя. Собственно, волка во многих случаях может и не быть вовсе — как мы скоро убедимся, на его месте часто оказывается людоед. Читатель же в повествовании есть всегда, при этом он является важнейшей составляющей не только процесса повествования, но и самого сюжета.

Сегодня всякий, кто станет сравнивать мою «Lector in fabula» с «Если однажды зимней ночью путник», наверняка решит, что моя книга стала откликом на роман Кальвино. Однако два эти произведения вышли в свет почти одновременно, и ни один из нас не знал, чем занят другой, хотя нас обоих уже давно интересовали одни и те же вопросы. Кальвино послал мне экземпляр своей книги, явно успев уже получить экземпляр моей, потому что его дарственная надпись звучит так: «A Umberto: superior stabat lector, longeque inferior Italo Calvino». Это, понятно, переиначенная цитата из басни Федра о волке и ягненке («Superior stabat lupus, longueque inferior agnus», или «Волк стоял выше по течению, а ягненок ниже»), и Кальвино имеет в виду мою «Lector in fabula». Однако выражение «longeque inferior» можно перевести и как «ниже по течению», и как «ниже уровнем», «меньше по значимости» — следовательно, оно приобретает многозначность. Если воспринимать слово «lector» de dicto, как отсылку к названию моей книги, выходит, Кальвино либо не без иронии скромничает, либо гордо отождествляет себя с положительным персонажем, ягненком, оставляя теоретику роль злого и страшного Серого Волка. Если же, с другой стороны, воспринимать слово «lector» de re, в значении «читатель», получается, что Кальвино затрагивает важнейшую теоретическую проблему поэтики и выводит на первый план фигуру читателя."


Меня так прут такие тексты.
Все мои желания исполняются.
Это прекрасный дар, но, конечно, для людей с мозгами. Я уже имела неосторожность лет в 12 пожелать себе много разных трудностей в жизни, потому что мне казалось, что так я стану незаурядным человеком.
Но вообще я не жалуюсь, классный дар.
Сейчас наливала себе чай на кухне и вспоминала, что Ника написала на спрашивай.ру, что не любит вампиров. "А я так люблю всякую нечисть, - подумала я. - Не отказалась бы с ней встретиться". В квартире, где я одна и не открыта ни одна форточка, немедленно хлопнула за моей спиной дверь в коридор. Через пару секунд три раза мигнул верхний свет. "Я не имела в виду прямо сейчас!" - подумала я. Свет снова зажегся, все ок.
В бар заходит Рене Декарт. Бармен спрашивает:
- Пиво будете?
- Не думаю, - отвечает Рене и исчезает в воздухе.

Про слова

Оригинал взят у snorapp в Про слова
Всё хочу записать, что для меня в разговорах последнего времени оказывается иногда полезным выражение «желейный занавес», - применительно к тому очень специфическому барьеру*, который сейчас выстраивается между Россией и Западом. В очень общих чертах: "железный занавес" - твердость, ригидность, неспособность менять форму/консистенцию в меняющихся обстоятельствах, низкая проницаемость даже при серьезном усилии**, монолитность и т.п.; "желейный" - вязкость, липкость, необходимость неприятного продолжительного усилия для преодоления, относительная податливость, способность иметь разную плотность в зависимости от обстоятельств, способность искажать/размачивать/пачкать.

Например, желейный занавес пропускает, безусловно, гораздо больше информации, чем пропускал железный, - но сквозь желе основной объем информации доходит искаженным до неузнаваемости - или просто не доходит, вязнет***. Или вот: в отличие от железного занавеса, желейный пропускает вполне значительное количество выезжающих и въезжающих, однако делает процесс въезда/выезда все более «липким», вязким и неприятным (от тайного или явного запрета для некоторых категорий граждан до сообщений МИДа об опасностях, ждущих россиян за границей; от затруднения въезда иностранцам и усиления паспортного контроля до, например, усложнения и замедления процедуры получения загранпаспартов для россиян, - и т. п.) Не имеет, наверное, смысла расписывать примеры использования контрапункта "железный"/"желейный" дальше, - применительно к экономике (бизнесу, импорту-экспорту и пр.), внешней политике и т.д. и т.п., - понятно, кажется, что я имею в виду. За пределами прагматических вопросов можно говорить о том, как эта метафора работает (если, конечно, вообще работает) для описания идеологических, социальных, психологических, дискурсивных, культурных и пр. аспектов ситуации, - и тут вектор описания и сравнения, я думаю, понятен. Отдельно: помнить, что и железный занавес начинался с желейного. (Нет, не могу удержаться, простите: вязкость желейного занавеса может со временем меняться в ту или иную сторону - в зависимости, например, от того, сколько и какого коллоида (денег, сил, истерики, пропаганды) в желе вбухано, - ну, или от ряда других обстоятельств; таким образом, желейный занавес может, в потенциале, приобретить любую консистенцию: от хлипкой, но липкой мерзости до вполне себе непробиваемой стенки).

Словом, «желейный занавес» — это, может быть, способ в каких-то ситуациях описывать железный занавес, обладающий (for good and for bad) теми приспособляемостью и аморфностью, которые делают его существование возможным в новых условиях, - при новых модусах бытования, технологиях и пр.

Такое соображение про слова.

==========
* Вернее, к совокупности барьеров, - «железный занавес» тоже был совокупностью, понятно.

**Не нулевая, - низкая. Ну, понятно.

**Это по направлению внутрь; а еще бы (вне связи с термином) поговорить о том, как и какая информация поступает сквозь ЖЗ наружу - и как воспринимается; тема много сложнее, чем наши стенания о Первом канале, но наверняка есть умные люди, которые с ней работают? Что почитать?

He knew I lied, but wolves are born to lie.
I sat down on the beach to watch the bay,
stared at the sky as dawn turned into day,
and daydreamed of a day when I might die.

Neil Gaiman, "Bay Wolf"
Подарили на днюху "Колыбель для кошки" Воннегута. Я очень любила его года три-четыре назад, потом незаметно перестала читать. Теперь вот читаю и понимаю, что люблю не меньше.

Ника недавно сказала, что Каннингем - это писатель-логик, что довольно необычно, потому что больше писателей-этиков, по идее. Наверно, это одна из причин, по которой мне так сильно нравится Каннингем.
Это я к тому, что Воннегут, кажется, тоже логик. И это офигенно)

В этой книжке есть придуманная религия Bokononism, которая мне так понравилась, что я всерьез раздумываю, не стать ли ее последователем)
Оригинал взят у bf_sozidanie в Как работает детская психиатрия в России
Кто-то может подсказать. как можно после этого уважать власть?
http://www.snob.ru/selected/entry/73893

Поразительно. Мне сложно работать, если я встала позже, чем за четыре часа до этого. Я-то думала, что просто я сова и поэтому утром хреново, ан нет. Встаешь в 10, ученик в 12 - сидишь и просто силой воли взгляд фокусируешь. Встаешь в 5 утра - так на паре в 9 утра бодрячок бодрячком.

Profile

bowie smile
is4adie
Is4adie

Latest Month

January 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow